ЛБ-Пару_приемовКак-то в метро на меня, уставшую, навалилась грузная тетушка.

– Извините, не заметила! – пробубнила она, когда я начала извиваться под ней, как ужик, случайно придавленный палкой.

Я притихла и стала размышлять: это был вариант комплимента или как? Мол, это я, такая вся из себя, хрупкая фея, которая распадается на молекулы, где-то на периферии взгляда?.. Или, наоборот, это был грубый, прямо сказать, чугунный намек на то, что я серая мышь, которую незаметно, потому что она сливается с обивкой сидений вагона, невидимая моль, с непонятной формой и без запаха?..

Я еще не успела перебрать все версии из личной коллекции внутренних сомнений, как тетка, потоптавшись рядом, прицелилась, как снайпер, и со всей дури наступила мне на ногу.

– Ой-ёй! – громко возмутилась я.

– Может, вам на следующей выходить? – спросила тетка, тучей нависнув надо мной.

– Да нет, мне до конечной, – возразила я, выдергивая ногу и плотнее втискиваясь в сиденье.

Тетка зыркнула на меня с какой-то брезгливостью. Будто до конечной могут ехать только самые аморальные личности. Алкоголики с припухшими лицами, наркоманы с синими кругами под глазами, содержательницы притонов, сумасшедшие нимфоманки…

Несколько станций мадам Грицацуева дала мне передышки. Но я была начеку и предчувствовала, что наши отношения еще не закончены. И оказалась права!

Снова повиснув надо мной, тетя пару раз прижала мои колени колючей сумкой. Я подобрала ноги и отвернулась. «Не буду ничего говорить, чтобы не спугнуть», – решила я.

Неприятные ощущения в коленках разбудили во мне естествоведа. Мне вдруг захотелось узнать, до какой степени членовредительства она готова дойти.

Поскольку воздействие на колени себя не оправдало, моя заботливая попутчица попробовала еще раз наступить мне на ногу. Наши движения напоминали игру в наперстки, где роль шарика исполняла моя нога, а роль наперстка – теткин башмак. Играли мы, правда, недолго. В вагон набился народ, и тетеньку от меня немного отнесло.

Наконец, я приготовилась выходить и опять оказалась возле тетки, прямо лицом к лицу. Она прижала меня к дверям и, как бы невзначай, слегка саданула локтем в бок.

– Да успокойтесь, – говорю. – Место все равно уже занято.

– Могла бы сразу место пожилой женщине уступить, – упрекнула тетенька.

– А разве нельзя было попросить по-человечески? – спросила я.

Меня еще раз измерили взглядом, исполненным презрения.

– М-да, вежливости вас еще учить и учить! – громко бросила она и гордо вынесла себя из вагона.

А вместе с собой и свою порядочность, и деликатность, и нравоучительную мораль.

Автор: Лора Булах, Соль